«Темная» авария 1982 года на Мецаморской АЭС

02.04.2018 | 12:01 | Экономика и энергетика

Первый энергоблок Армянской АЭС был сдан в эксплуатацию в декабре 1976 года, второй (действующий в настоящее время) – в январе 1980 года. Исключительную роль в проектировании и строительных работах сыграл академик Андраник Петросьянц. Он настоял и добился, чтобы на Армянской АЭС был установлен только реактор типа ВВЭР-400 вместо РБМК (реактор большой мощности канальный), предложенного Москвой. Дело в том, что Москву, скорее всего, больше интересовала мощность атомной станции, чем ее безопасность. И упорство академика стало судьбоносным для жителей Армении.

Авария

В 1982 году на ААЭС вспыхнул пожар. Примерно за 10 дней до пожара в Ереван прибыл начальник отдела охраны атомных станций Главного управления пожарной охраны МВД Советского Союза, полковник Михайлов. Проводились проверки, курсы, практические занятия. Михайлов составил доклад на 20 страницах о работе армянских пожарных, в котором было очень мало положительных отзывов.

И как раз во время проводов Михайлова, 15 октября 1982 года, в 09:58, на станции связи военизированной пожарной части охраны ААЭС получается сигнал о пожаре, вспыхнувшем в двух не зависящих друг от друга местах – в кабельных тоннелях 2-го блока (1-й блок был в обязательном ежегодном плановом обслуживании) и на насосной станции автоматической системы пожаротушения, расположенной на расстоянии 400 метров. Пожар вспыхнул в 16-й шахте атомной станции; кабели, выходившие из нее, тянулись к реактору. Все усилия персонала пожарной части охраны атомной станции, выехавшего на место происшествия, по запуску автоматической системы пожаротушения и выявлению основного очага пожара были безрезультатными. Атомная станция обесточивалась.

Пожар очень быстро и практически беспрепятственно распространялся через многочисленные кабельные изоляторы высокого напряжения, находившиеся внутри кабельного тоннеля, и угроза ужасной катастрофы превращалась в реальность.

В первые часы после аварии ситуация все ухудшалась. Усилия пожарных и оперативных сотрудников были безрезультатными. Появлялись новые очаги пожара, на разных участках слышались малые и большие взрывы.

В 12:45 становится ясно, что контроль над реактором полностью утерян. Напряжение дошло до крайности. У пульта управления можно было работать только в противогазе. Станция лишилась как внешнего, так и внутреннего энергоснабжения. Система охлаждения вышла из строя, было зарегистрировано опасное скопление водорода. Из-за поврежденной системы защиты любой контроль стал невозможным, тогда как ядерная реакция внутри продолжалась. Температура в реакторе стала повышаться, что могло привести к взрыву.

В то же время на место пожара прибывают пожарные подразделения из Еревана и близлежащих районов. Работы по пожаротушению продолжаются семь часов. А общие работы, в результате которых пожар был полностью потушен, а реактор приведен в состояние покоя, растянулись на три дня.

В работах участвовали 110 сотрудников пожарной службы. На многих участках они вынужденно ломали стены, чтобы подобраться к очагам пожара. Общий ущерб составил около 1 миллиона рублей (по ценам тех лет). Вышли из строя генераторы, турбины, трансформатор, помпы механического отдела, важнейшие 20-метровые кабельные линии. И даже в отсутствие всех этих жизненно важных приборов специалистам удалось спасти атомную станцию и предотвратить взрыв реактора.

Пропаганда

Позже некоторые российские источники попытались представить ситуацию в перевернутом виде, написав, что во время пожара все сотрудники-армяне сбежали, и только специалистам оперативной группы, поспешившей на помощь с Кольского полуострова России, удалось на месте спасти реактор. Эти утверждения не соответствуют действительности. Российские пожарные, конечно, приехали, но приехали потом, когда возникла необходимость расследовать причины аварии и запустить второй энергоблок.

Средства массовой информации молчали о происшествии, оно хранилось в тайне от широкой общественности. СССР впервые столкнулся с подобным испытанием. Власти СССР отказались наградить пожарных, участвовавших в тушении пожара, званием Героя СССР. Один из участников, руководитель одной из лабораторий Вилен Арзуманян, через несколько месяцев умер от облучения. Та же участь ждала и пожарных, оказавшихся на опасных участках.

Только после смерти Брежнева, в 1983 году, 14 пожарных были награждены медалью «За мужество», еще четверо были удостоены разных правительственных наград.

И уже после Чернобыльской катастрофы, когда власти, наконец, осознали, чем могла закончиться авария на Мецаморской АЭС, в Кремле решили наградить семерых пожарных званием Героя СССР… Причем все семеро к тому времени умерли от полученного облучения.

Ваграм Токмаджян
«Союз информированных граждан»


Читайте также