Экологическая точка зрения: как и почему началась борьба против золотого рудника в Амулсаре

13.07.2018 | 11:54 | Экономика и энергетика

Бунт экологов против программы добычи золота в Амулсаре – не новость. Еще с 2010 года проводились сборы подписей, писались открытые письма, организовывались акции протеста, публиковались статьи, в ходе дискуссий звучали отрицательные мнения, о своих опасениях говорили представители научного сообщества. Более того, в 2014 году муниципалитет Гндеваз, а также природоохранные организации подали жалобы в Офис рассмотрения жалоб Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Международной финансовой корпорации (МФК), входящей в структуру Всемирного банка. В 2017 году это учреждение опубликовало доклад, в котором указывалось: при утверждении предварительной инвестиции МФК не проводила оценку рисков, и требуется наиболее детальная программа действий по экологическим и социальным воздействиям. МФК также отметила, что при оценке воздействий в полной мере не были оценены воздействия программы на туризм в курортном городе Джермук, а также на муниципалитет Гндеваз. Отметим, что в мае 2017 года МФК покинула эту программу. А вот на жалобу, направленную ЕБРР, банк на начальном этапе ответил, что не станет рассматривать эту жалобу, поскольку финансировал только стадию изучения месторождения, а когда стадия изучения завершилась и начались подготовительные работы по эксплуатации – при содействии того же банка, банк отказался от общения с заявителями.

Параллельно этим процессам рассматривается несколько судебных дел, самое старое из котороых возбуждено по иску жителей Гндеваза, поданному в Административный суд в 2015 году, которым оспариваются разрешения, выданные компании «Лидиан Армения» (в прошлом — Геотим), собирающейся эксплуатировать месторождение. Иски поданы и в Европейскую экономическую комиссию ООН, а также в Комитет соответствия Орхусской конвенции. В настоящее время Комитет рассматривает вопрос применения мер против Армении в связи с регулярными нарушениями Арменией положений Орхусской конвенции.

С 2016 года действует онлайн-петиция, адресованная правительству и международным спонсорам. Петицию подписали более 8000 человек.

Многократные нарушения законодательства

В результате общественного давления в 2016 году, в новой оценке социального воздействия, подготовленной компанией «Лидиан Армения», Джермук, наконец, был признан пострадавшей общиной, однако общественные обсуждения в Джермуке так и не были проведены, и при выдаче компании разрешений мнения джермукцев никто не спросил. В результате были нарушены требования Закона РА «Об оценке и экспертизе воздействия на окружающую среду» (ОВОС) и Орхусской конвенции.

Экологи, геологи, химики годами указывали, что Амулсар расположен на точке сбора водных ресурсов, и осуществляемая здесь программа добычи ископаемых может угрожать подземным и поверхностным водам, в том числе рекам Арпа и Воротан, от которых питаются Спандарянское и Кечутское водохранилища, а поскольку Кечутское водохранилище питает озеро Севан, следовательно – и Севану. Причем по водному тоннелю под Амулсаром в Кечутское водохранилище ежегодно стекает 4,68 миллионов кубометров воды, и это в том случае, когда тоннель этот не эксплуатируется. То есть воды образуются в недрах Амулсара, и в результате рудниковой деятельности загрязнение этих вод напрямую угрожает озеру Севан. Тогда как, согласно Закону РА «Об озере Севан», запрещается любая деятельность, оказывающая вредное воздействие на экосистему Севана. А Кечутское и Спандарянское водохранилища, реки Арпа и Воротан расположены в водосборном бассейне озера Севан.

Еще одно нарушение закона – в Амулсаре будут проводиться работы, ставящие под угрозу растительные и животные виды, занесенные в Красную книгу РА. К примеру, на горной территории обнаружено растение лапчатка порфировая, занесенная в Красную книгу, существование которой в случае эксплуатации рудника окажется под угрозой. Также под угрозой окажется среда двух видов пресмыкающихся, 18 видов птиц, 4 видов млекопитающих. Кроме того, по этой территории проходят пути миграции ряда животных видов: армянского муфлона, леопарда, безоарового козла и др., многие из которых зарегистрированы не только в Красной книге Армении, но и в международном Красном списке. Рудниковая деятельность ставит под угрозу существование этих видов и нарушает Закон РА «О животном мире», Закона РА «О растительном мире», а также конвенции О биоразнообразии и Об охране дикой флоры и фауны. Нарушается и Закон РА «О недрах», которым запрещается использование отдельных участков недр, если на этом участке есть «растения или места обитания животных, зарегистрированных в Красной книге Республики Армения, а также если по данной территории проходят пути миграции животных».

По угрозой культурное наследие Амулсара

В результате рудниковой деятельности ставится под угрозу и культурное наследие, имеющееся в Амулсаре, соответственно нарушаются Земельный кодекс и Кодекс о недрах. Отметим, что согласно Историко-культурному научно-исследовательскому центру, на территории Амулсара обнаружены поселения, места захоронений и кладбище. Указанные ценности были представлены в Министерство культуры для предоставления им статуса памятника. А в Земельном кодексе указывается, что на землях, содержащих исторические и иные культурные ценности, запрещается любая деятельность, противоречащая целевому и функциональному назначению этих земель. В Кодексе о недрах также установлен запрет в связи с территориями, на которых расположены кладбища, памятники природы, истории и культуры.

Неоцененные экологические риски

Однако, помимо этих и иных правовых упущений, важно отметить еще два обстоятельства, которые также стали причиной протеста против программы: оценки научного сообщества по экологическим рискам программы и пренебрежение экономическими перспективами региона, в том числе экономическим значением туризма и минеральных вод.

Местные ученые, знакомые с местностью, и группа международных ученых, изучивших документы компании «Лидиан» о воздействии программы на среду, заключили, то компания недооценивает ущерб, наносимый водным ресурсам, в особенности, возможность кислотного дренажа. Ну, а кислотный дренаж – это явление, возникающее, когда при соприкосновении сульфидов, присутствующих в руде, с водой и воздухом образуется серная кислота, которая и окисляет наземные и подземные воды. В случае с Амулсаром мы отметили, что подземные воды стекают в реки, водохранилища и достигают вплоть до Севана. Следовательно, при окислении этих вод будут повреждены важнейшие водные ресурсы Армении.

Ученые отмечают, что для правильной оценки этих рисков компания должна была провести максимально долгие исследования, причем изучая не только руду, но и все остальные породы, содержащие металлы и сульфиды, чего, однако, не сделала. Поэтому высвобождение загрязнителей и было недооценено. В то же время, примеры уже существующих в Армении и в мире кислотных дренажей показывают, что для очистки вод от кислот требуются не только огромные суммы, но и столетия работ.

В исследованиях компании есть и другие упущения, к примеру, то, что после добычи золота с помощью цианида остаточная жидкость будет очищаться от цианида и стекать в реку Арпа либо использоваться для орошения земель. Однако компания не указывает, что в этой жидкости присутствует не только цианид, но и множество других металлов (мышьяк, свинец, цинк и пр.), которые не будут удалены веществом, разрушающим цианид. Следовательно, эти металлы будут попадать в реку Арпа или проникать в почвы при орошении, поскольку компания не указывает вариантов их очистки. Это также показывает, что отчет ОВОС, представленный компанией, и приложения к нему не были полноценными, достоверными и научно обоснованными, что нарушает требования Закона РА об ОВОС (пункт 4 части 2 статьи 5 и пункт 3 части 2 статьи 27).

После недавнего визита международных экспертов в Амулсар выяснилось, что компания «Лидиан Армения» решила принять во внимание опасения ученых и размышляет над вариантами смягчения кислотного дренажа. Однако это означает, что они отклонятся от отчета ОВОС, принятого и утвержденного в 2016 году. А согласно закону об ОВОС (пункт 2 статьи 21), в случае любого изменения в сфере управления воздействиями до начала добычи следует представить новый ОВОС, который будет утвержден (или отклонен) государством. А методы управления рисками, которые «Лидиан» намерена применить, ученые расценили как необычные и недоказанные подходы, несоответствующие лучшим международным практикам.

Социально-экономические угрозы

Что же касается воздействия рудниковой деятельности на социально-экономическую жизнь общин, то общины и сегодня ощущают негативное воздействие этой программы, и это в том случае, когда рудник еще не эксплуатируется, лишь проводятся строительные работы. В городе Джермуке увеличились объемы пыли, несколько раз были повреждены трубопроводы питьевой воды в Гндевазе, проливные дожди способствовали стоку загрязненных вод с территории строительства в реку Арка, что нанесло ущерб рыбному хозяйству, расположенному неподалеку. Более того, эксплуатация месторождения еще не началась, а деятельность компании уже привела к сокращению потока туристов, приезжающих сюда в оздоровительных целях. Отметим, что экономический ущерб, нанесенный этим сокращением, не был оценен.

Взрывы, сейсмические колебания, возникающие в результате эксплуатации месторождения в Амулсаре, ставят под угрозу и источники редких минеральных вод в Джермуке, что негативно отразится как на бренде минеральных вод «Джермук», так и на репутации Джермука как города-курорта. Однако ни компания, ни государство не несут ответственности за ущерб, нанесенный джермукцам и хозяйствующим субъектам, действующим в городе. Ущерб этот не оценен и  в программе Амулсара и не обсужден с жителями Джермука. Об этом упущении сказано в докладе омбудсмена МФК. Не оценены и экономические убытки, которые понесут при загрязнении реки Арпа фермерские хозяйства, использующие воду из реки, включая предпринимателей, занимающихся виноделием, прославивших Армению винами «Арени».

Простое сравнение этих и других долгосрочных рисков и дорогостоящих убытков с налогами, уплачиваемыми компанией в течение 10 лет (40-50 миллионов долларов в год), и созданными за этот период 700 рабочими местами доказывает недопустимость этой бесперспективной и вредной программы, что и побудило экологов и местных жителей выйти на борьбу ради спасения Амулсара, Джермука, Кечута, Гндеваза и важнейших вод РА.

Софья Манукян

 


Читайте также