Об эйфории, политическом дефолте и досрочных выборах

09.10.2018 | 17:06 | Демократия и права человека

В последние месяцы в послереволюционном политическом словарном запасе одним из самых используемых и распространенных слов является слово «эйфория». Превратившись в предмет муссирования и спекуляций со стороны различных политических сил и деятелей, оно похоже стало политическим термином, при помощи которого характеризуются причины общественно-политических настроений и процессов, движущая сила.

Многие послереволюционные процессы непосредственно обуславливаются и объясняются этим таинственным и всемогущим явлением. Очень высокий рейтинг политического лидера, безоговорочная общественная поддержка, способность быстро мобилизовать народные массы, харизматическое поведение и другие проявления непосредственно связываются с революционной эйфорией, какими-то ожиданиями и др.

Действительно ли сохраняется революционная эйфория, остается ли она по-прежнему движущей силой, которая предопределяет радикальность, решительность, радикальные и резкие взгляды «революционной» части общества? И возможно ли так долго «питать» и сохранять у общества этот считающийся «чувственным» процесс? Все «антиреволюционные» политические силы и «независимые» аналитики при них утверждают о правдивости этого положения.

Однако реальность совершенно иная. На самом деле, нет никакой эйфории, она уже давно «прошла», точнее трансформировалась в очень трезвый и рациональный аспект. И это довольно трезвые и бдительные, рациональные подходы и оценки сложившейся ситуации и происходящих процессов со стороны народа, общества.

Сегодня эти подходы довольные ясные и отчетливые и приводят к следующим бесспорным фактам:

– Есть лидер, который освободил их от политического клана, присвоившего государство (их страну) и имеет очень высокую, беспрецедентную в новонезависимой Армении степень политической легитимности.

– Общественность безоговорочно принимает его как харизматического лидера. И вовсе не следует считать случайным массовость различных атрибутов с изображением лидера. Политологи, антропологи и социологи подтвердят, что это проявление реального политического процесса, а не идолопоклонство.

– Есть народ, который будет следовать за этим лидером, независимо от того, сколько маленьких и больших ошибок совершит он вместе со своей командой непрофессионалов, поскольку народ вновь трезво оценивает ситуацию и отчетливо видит, что в настоящее время у него есть только дилемма выбора нового и старого, других вариантов просто нет.

– Этот огромный мобилизационный ресурс будет поддерживаться до тех пор, пока люди чувствуют реальную угрозу реванша.

– И, в конце концов, общественность спустя два десятилетия вновь почувствовала себя хозяином страны, вернула возможность активно участвовать в политических процессах и видеть результаты этого участия. Это уникальная ценность, люди глубоко осознают эту ценность и сохранят эту возможность любой ценой.

Эйфория прошла, остался трезвый расчет – начатый процесс довести до конца. Бесконечные спекуляции на эйфории и построение политики на ней — политическая близорукость.

Старые силы неконкурентоспособны

Скорейшее проведение досрочных выборов и де-юре закрепление истинной власти народа в парламенте не имеет альтернативы.

И не страшно, если произойдет «политический дефолт», если ни одна из нынешних политических сил в Армении не получит реального количества голосов общественности, а окажется в парламенте только по порядку «33% оппозиционерам», установленному Избирательным кодексом. Следует аргументировать, что действующие в Армении политические партии были полностью «адаптированы» к выживанию и функционированию в условиях политического поля и системы «старой Армении».

Система, в которой имели место внутриполитические интриги и козни, закулисные переговоры и квотация, избирательные взятки и широкое использование властного ресурса. Система, где идеологическая борьба и идеология уже давно были заменены лицемерием и политическим фарисейством, где политические партии превратились из политических институтов в крупных и мелких торговцев.

Продлившиеся более 4 месяцев послереволюционные процессы показали, что действующие партии неспособны понять, принять новые реалии, преобразоваться вместе со своими позициями и тактикой, адаптироваться к новым реалиям. Они больше не конкурентоспособны.

Политическое поле имеет серьезную проблему преобразования. Оно должно пережить скачкообразную эволюцию, должны «исчезнуть» старые виды, созданы новые с новыми политическими фигурами, программами и идеологиями. Новые партии должны принять новые механизмы, новые принципы и методологию работы с обществом, соответствующие нашему новому обществу и общественности. Новое общество больше не может управляться старыми методами. И то, что общество сейчас другое, не подлежит сомнению.

Сероб Антинян

Специалист в сфере управления, аналитик


Читайте также